Евгений Князев
Советский и российский актёр театра, кино и телевидения, театральный педагог, ректор Театрального института им. Б. Щукина.

»
Об отношении к журналистике

«
Какое у вас отношение к современной российской журналистике?

Журналистика – это то средство, которое о тебе, в конечном итоге, скажет. О том что есть такой, предположим, театр Вахтангова, который приедет на гастроли в Ульяновск. Если не будет журналистики, то через какие средства связи жители города должны будут узнать, что они приехали? Поэтому как я могу относиться к журналистике плохо? Она есть, и это наша жизнь, без которой не обойтись. Если же мы с вами будем возвращаться к тому, как себя ведёт журналистика, и что она позволяет себе в лучшую и в худшую сторону – это вопрос нашего с вами обсуждения. Мне очень не нравятся всевозможные ток-шоу, которые берут тему, не заслуживающую внимания, даже оскорбительную и начинают ее долгое время обсуждать. Я являюсь тем человеком, который хочет поставить табу на какие-то темы, но, знаете, они принадлежат только тебе, и публичному обсуждению они не подлежат. Здесь всё по-разному. То, кто как себе позволяет, и журналистская мера, потому что мера во всём – это всегда хорошо. Ещё какие-то нравственные стороны, правила, которыми должны обладать журналисты.

А были ли у вас такие случаи в практике, когда журналист как-то некорректно себя повёл или написал про вас плохую статью?

Были. Когда журналисты просили дать интервью по событиям, которые мне не очень нравились, и я им отказал. Позвонили через день, сказали уже, что хотели поговорить со мной на какую–то театральную тему и сделать проходку по Арбату. Я согласился. И вот идем мы по Арбату, разговариваем, мне действительно задают вопросы по театру. Позже мне вдруг рассказывают, что оказывается я был на канале и прокомментировал то событие, о котором я как раз и не хотел говорить. Показывают кадры, где мы идем по Арбату, а за кадром дикторский текст говорит о том, что комментарий на этот счет дал народный артист Евгений Князев. И все, что наговорил диктор выдали за мои слова без включения моей речи. Это подло.

Какие недобросовестные журналисты, это очень некрасиво. И после вот этого случая у вас никак не испортилось отношение?

Почему же испортилось. Я не хожу на ток–шоу, не хожу просто принципиально.

Вот все спрашивают там фильм «Вольф Мессинг», даже здесь мне показали кусочек вот этой штуки. Сколько не было передач о «Мессинге», ток–шоу, правда, не правда, обладал он такими способностями, не обладал способностями – я не знаю. Я ни на одну передачу не ходил, хотя меня звали везде. Правильно я делаю или неправильно – это мой выбор! Я не говорю о том, что это хорошо или плохо, я не хвалю себя, нет, просто мне это не нужно и я этого не делаю.

Ну выбор всегда один, и он всегда правильный на самом деле, какой бы вы не сделали – он ваш.

И я за него отвечаю. Я же на самом деле не дичусь телевидения. Хожу на передачи, которые связаны с театром то, с воспоминаниями о каких–либо людей, даже на какие–то игры развивающие. Я могу совершенно спокойно пойти туда.



»
О выборе професси и работе со студентам

«
Что вас лично вдохновило стать актером, какой–то момент был у вас в жизни такой?

У каждого человека, наверное, бывает такое, что ему родители задают вопрос: «кем ты хочешь быть, чем ты хочешь заниматься, когда закончишь учебу?», а я внутренне уже это, наверное, знал. Или же вернее будет сказать, что после моего первого посещения театра мне этого хотелось. Когда я оказался в зрительном зале и открылся занавес, я увидел другой мир, которого я никогда не видел прежде. Меня как будто так туда, и я подумал – я хочу туда. И после этого я стал записываться в какие-то кружки, стал себя к этому как-то готовить, хотя никаких предрасположенностей не было, родителей из этой сферы также не было, просто мне самому захотелось этим заниматься. Я учился хорошо по математике и понимал, что в технический ВУЗ я скорее всего поступлю. Даже думал поступить в сельскохозяйственный институт, потому что мне очень нравились растения, мне нравилось работать на земле. И сложись ситуация по-другому, я, может быть, поступил бы именно в сельхоз академию. Был бы, может, председателем колхоза, а потом неведомо кем. Я – человек, который верит во внутреннее значение, в предрасположенность. Нужно закрыть глаза и думать: чего ты хочешь, что идёт к тебе. Как, кстати, у вас в университете придумали же пространство, когда ты можешь прийти туда и тебе могут сказать – ты будешь в будущем физиком, а ты попробуй займись чем-нибудь ещё, руками полепи, может, моторика рук заставит тебя придумать что-то новое в науке.

Ваши родители поддержали вас, когда вы выбрали профессию актёра? Они были рады этому или нет?

Да, конечно. Мне родители сказали, что туда поступают только очень талантливые люди. А ты? Откуда ты знаешь, талантливый ты или нет? И я этого не знал. Но очень хотелось.

Сейчас молодые люди очень часто сталкиваются с тем, что «это не серьёзная профессия», «зачем тебе это надо», «иди на инженера учись, на юриста, на экономиста». Как переубедить своего родителя и дать им понять, что это твоя мечта и что ты будешь учиться на этой профессии?

На примере своего собственного опыта, когда мне мама сказала: «ты получи как-нибудь настоящую профессию, а потом занимайся чем хочешь». Конечно, на эту уходит время, но знаете скоро только кошки родят. На все требуется большое время. Для того чтобы научиться что-либо делать, и делать это хорошо. Этим нужно заниматься долго, постоянно и постоянно трудясь. А само с неба, манна не сыпется. А потом еще нужно выдержать конкуренцию. Мы тогда находились в лучшем положении. В институты не могли поступить все выпускники школы, это сейчас можно, когда есть огромное количество институтов. А тогда это было все строго посчитано – сколько, какого специалиста институт должен выпустить для того, чтобы он смог, окончив институт, получить работу. А сейчас мало кто думает об этом. Ведь даже если ты поступаешь, это же не гарантирует, что ты будешь работать по этой специальности. И самое главное, что и поступив на какую-то специальность, это не гарантирует тебе, что ты научишься владеть этой профессией так, чтобы тебе захотели работодатели предложить работу. Одно делайте: учитесь, работайте и работайте, и тогда Бог вознаградит за твои старания.

Сейчас большая конкуренция, а раньше было очень мало мест. Когда было сложнее поступать в вузы? Раньше или сейчас?

Раньше. Сложнее, потому что у каждого института было определенное количество мест, а коммерческого, платного образования не было вообще. И если сейчас ты куда-то не поступил, но очень хочешь, а у твоих родителей есть хоть какая-то возможность, ты можешь прийти и сказать: «мама, папа, я очень хочу учиться, но я не поступил на бюджет», и мама с папой всеми силами дают своему чаду возможность учиться. А чадо хорошо если учиться и оправдывает доверие своих родителей. Вы можете сказать про всех своих однокурсников, что все они блистательно учатся и все приходят на занятия вовремя, когда им велено? Нет. И я это знаю. Я же работаю ректором театрального института, куда студенты с таким трудом, через такой конкурс поступают. Мы им на первом занятии говорим: «Ребята, вы сейчас все равны, в одинаковом положении, кто-то из вас может стать первым. Но для того, чтобы стать первым, начиная с сегодняшнего дня, когда вы пришли на первое занятие, вы должны начать учиться. И все занятия, которые мы вам будем давать, для вас также важны, как и чтение книг, посещение выставок, походы в театр, прослушивание музыки. Это будет делать вас богаче личностно для того, чтобы вы стали лучше остальных». Большинство думает: «Да, говори-говори, я поступил, а теперь я уже могу расслабиться». Давайте рассуждать. Вы учитесь в университете, у вас есть экономический, юридический факультеты, факультет журналистики. А многие ли, закончив юридический факультет, поступают в те фирмы, в которых им хочется работать? Становятся хорошими адвокатами? Нет, удел многих работать в каких-то юр. отделах, то есть заниматься дело оборотом. И только единицам удастся при наличии одаренности стать чем-то и в журналистике, и в юриспруденции, и в экономике. Тоже самое в актерской профессии.

Как вы оцените уровень образования, который сейчас дают актерам?

Так как я могу судить только тот уровень, который дают в нашем институте, я могу сказать, что мы учим хорошо. То есть уровень образования не упал, у нас дается все необходимое. У меня в институте работают замечательные педагоги, которые могут дать то, что нужно студентам, причем и в области специальной дисциплины, и в области общеобразовательной дисциплины.

Нас с вашей профессией объединяет речь, можете мне какие-нибудь упражнения показать, которые вы делаете со своими студентами для развития речи?

Что делаю я, если утром долго не разговаривал и мне нужно идти спектакль играть или выступать где-то. Я дома беру какой-нибудь текст, любой, хоть из спектакля «Маскарад». Я заставляю губы работать, чтобы каждая мышца у меня работала. Вот этим начинаю и делаю многократно. Потом я начинаю голосом работать. Если хотите я пришлю вам диск с упражнениями, как разговаривать, произнося тот или иной звук, потому что у каждого звука есть определенное положение языка, губ и все это нужно запомнить. Это как азбука. Сначала, ты учишь буквы «а», «б», а потом забываешь. Ты уже легко читаешь. Также и язык, его просто нужно правильно поставить, и потом ты просто разрабатываешь мышцы и все.

Вы работаете со студентами. Каждый раз к вам приходят новые молодые студенты. Чему вы научились у них?

У талантливых людей хочется научится их энергии. Вернее, я хочу соответствовать той молодой энергии, которая есть у них. У нас очень много одаренных людей, молодых ребят, и когда ты смотришь на них, когда бываешь на их показах, экзаменах и ты удивляешься, как студент первого курса отличается от студента второго. А студент третьего так отличается от студента второго! А студент четвертого курса – это вообще небо и земля с первым. Они даже внешне переменились, девушки стали женственными, парни – мужественными. У них определился свой стиль, они нашли какие-то свои прически, свою одежду. У них фигура как-то обтесалась, они распрямили спины, стали ходить с поднятыми головами. И думаешь: «Не смотря на свой возраст, ты должен соответствовать, ты не имеешь права шмыгать ногами. Вот этот костюм уже не можешь надеть, потому что он, к сожалению, вышел из моды, и он длиннее, чем положено, а студенты будут обращать на это внимание.» А вы, студенты, обращаете внимание на то, как одеты педагоги?

Конечно. Мы берем пример с педагогов, поэтому всегда обращаем на это внимание.

Конечно. Как говорил у нас Рубен Николаевич Симонов, бывший руководитель театра: «Ты можешь как угодно проводить и заканчивать вчерашний день, но на утро должен в свежей белоснежной рубашке с накрахмаленным воротничком и в чищенных ботинках прийти на репетицию».



»
О театре и кино

«
Что вы выберете: кино или театр?

Этот вопрос достаточно расхожий, и поэтому я буду выбирать из того, что мне предложат. Если мне предложат хороший сценарий, я выберу кино. Если мне предложат хорошую роль в театре, я выберу театр. Но если мне предложат хорошую роль в театре и, непосредственно, роль в кино, то я выберу роль в театре.

Какой у вас любимый фильм не с вашим участием?

Все меняется. Вот я сейчас посмотреть мультфильм «Душа», и он так запал мне в сердце, что я думаю: «Ну как же так талантливо можно было придумать и снять этот фильм?!» На сегодняшний день именно он у меня в голове.

А спектакль у вас есть какой-нибудь любимый?

Есть, я его помню. Это старый спектакль «Слуга двух господ». Я его видел в малом театре и помню, что после окончания спектакля даже не мог аплодировать, до такой степени это было потрясение. Я думал, как вот этот артист так играет. Я знал, что его зовут Феруччи Сальери. Он был не молод, ему было под 70, и так блистательно играл в маске. Судьба нас свела с ним в жизни, однажды. В 2005 году мне позвонили из Италии и сказали, что «мы приглашаем вас в Венецию, ваша театральная школа получает золотого «венецианского льва» на театральном вебинаре». Я, естественно, не поверил и подумал, что меня кто-то разыгрывает, сказал: «Спасибо большое, ни в какую Италию я не поеду!». На следующий день мне позвонил человек, который говорил со мной уже на итальянском языке, я ничего не понимал и мне, с другой стороны, переводили то, что это президент фестиваля. Он сказал, что наша школа среди многих прочих была выбрана как победитель в номинации "За будущее". Мы всё-таки поехали туда с двумя студентами. И вот будучи номинантами, ещё не получив награды, сидя в театре Венеции, в красоте, летом, в необыкновенной атмосфере праздника, и вдруг в номинации «За созданное пришлое» называют Феруччи Сальери, тот самый артист, которого я так обожал, но я не мог его узнать, потому что он тогда играл в маске. Рядом со мной сидел почтенный господин, и он пошёл, получил эту награду, а следующим был уже наш институт. И вот я получил награду золотого «венецианского льва», который стоит у меня в кабинете. Мы являемся единственной театральной школой мира, которая имеет такую награду.

Я очень за вас рада, круто. Где сложнее играть? В театре или кино для вас?

По-разному. Это зависит от режиссера, от роли, от того, как человек будет строить эту роль. Все неоднозначно. Это разная манера игры. На кинокамеру нужно сделать крупный план. Если на общем плане я могу повернуться, то на крупном плане могу сделать только незначительное движение. Кроме всего прочего, при этом я делаю пятый или шестой дубль, связанный с этим моментом, это очень трудно, ведь съемки продолжаются 12 часов в день, а если у тебя главные роли, то ты на съемочной площадке находишься целый день, это трудно, мучительно.

Вы 12 часов находитесь на съемочной площадке, это длительный промежуток времени, вживаетесь в роль, потом как вы из нее выходите?

Это тоже вещи ремесленнические, у нас в театре говорят: «Ты откуда вышел? – ты вышел из-за кулис, вот и выходи из-за кулис и играй». Там есть элементы школы актерского мастерства, которые проходят на первом курсе, оно называется «внимание», «перемена отношений к месту действия, к партнеру», «физическое самочувствие», без этого «самоатмосферного» явления никакая роль не бывает, каждый человек находится в каком-то физическом самочувствии: у одного мама заболела, у другого проблема личного характера, у третьего зуб болит. В общем у всех проблемы, и это отражается на твоем физическом самочувствии. И тоже самое с переменой отношений к месту действия: ты находишься в студии, но ты должен войти в нее, как будто это королевский дворец, неважно первый раз ты сюда зашел или не первый. Все эти элементы мы проходим на первом курсе, и к этому человек готовит себя. Если бы было все по-настоящему, не было бы в этом актерства, то после ролей, где Герман сходит с ума, Дон Гуан «о, тяжело пожатье каменной его десницы!»,– проваливается, где Арбенини, отравивший свою Нину, сходит с ума, я бы тоже уже должен был бы давным-давно сойти с ума и меня не должно уже существовать, а я сижу и разговариваю с вами. Сколько я трачу себя? – я не знаю. Но ведь я говорю не про себя, а про качество артиста, про хорошего артиста, который не жалеет себя и отдает свою энергию. Владеть энергией – это тоже кусочек актерской профессии. В журналистике тоже самое, если у ведущего отсутствует харизма или у того, кто придумывает программу, то она тоже будет не очень интересна, там тоже должны быть личностные качества.


Согласна с вами. За что больше всего любите свою профессию?

За неожиданность. За то, что я позавчера был в Крыму, сегодня в Ульяновске, а послезавтра полечу в Москву, сыграю в там спектакль и дальше отправлюсь в Нижний Новгород. У мена предстоит программа по «Оттело», которая сейчас лежит у меня на окне в гостинице, и по приезде домой я буду читать эту программу для того, чтобы с оркестром выйти и прочитать трагедию Шекспира, и я знаю, что в Нижнем Новгороде люди придут на этот спектакль, им интересно будет послушать их замечательный симфонический оркестр, ну, и артиста Князева Евгения. Я очень рад, что меня туда позвали, и за это я люблю свою профессию - за неожиданность, за то, что мне судьба дает возможность встречаться с разными людьми, среди которых оказываются очень талантливые и необычные люди, которые не дают мне уныло существовать.

Неожиданности – это очень здорово, потому что в журналистике тоже их очень много. Мне позвонили и сказали, что я должна взять интервью у Евгения Владимировича Князева. Я удивилась, мне было немного страшно. Поэтому я тоже люблю журналистику за неожиданность. Это очень здорово! Потому что сегодня можно оказаться здесь, а завтра там. Мне было очень приятно сегодня с вами разговаривать, рада, что вы к нам пришли в Ульяновский государственный университет в нашу в студию. Спасибо вам большое за рассказ.

Спасибо большое. Я хочу сказать всем ребятам, которые учатся на разных факультетах, что вся ваша жизнь находится в ваших руках, и она состоится только тогда, когда вы будете ею заниматься, когда вы будете заниматься собой, будете себя образовывать и учить, двигать себя и продвигать, тогда, может быть, судьба будет к вам благосклонна, она улыбнется и вы станете заниматься, чем желаете. И в той области, в которой вы будете заниматься, вы достигнете определенных успехов.


»
Made on
Tilda