Заслуженный путешественник России Стас Иванович Кушманцев рассказал о золотых правилах каждого туриста, о бережном отношении к природе, и поделился воспоминаниями о своем 102-м спортивном турпоходе.

 

Стас Иванович, расскажите, пожалуйста, о себе?

— Родился, жил, живу, хожу, фотографирую, пою… Вся моя сознательная жизнь связана с путешествиями, в большей или меньшей мере. Хотя есть и другие способности. Родился в Ульяновской области, в посёлке Майна, там же закончил школу – восьмилетнюю, среднюю. Потом поступил в Ульяновский автомеханический техникум, служил в армии, в десантных войсках. Потом работал педагогом, водителем, в промальпе, строил самолёты… Начиная с 79 года, хожу в походы – по области, по России, за рубеж… Дослужился до мастера спорта, до заслуженного путешественника России. На прошлой неделе пришёл из своего 102-го похода.

Скажите, пожалуйста, насколько доступен спортивно-познавательный туризм в нашем городе?

— Я думаю, что он доступен, поскольку любой здравомыслящий человек может найти то, что хочет найти, и посмотреть то, что хочет посмотреть. Другое дело, что – на мой взгляд, по крайней мере -туризм как таковой, и, наверное, познавательный в том числе – это всё-таки командный вид деятельности, активный, спортивный. И имеет смысл знать каких-то сообщников, соратников, которые могут помочь, с которыми можно поделиться увиденным, впечатлениями. Это будет гораздо значительнее, чем если б ты был один. Хотя есть одно «но». Это «но» вытекает из того, что весь туризм у нас в регионе очень разрозненный. Нет единого целого, нет единого вектора развития, нет даже какой-то общности, цели, которая объединила бы всех путешественников. Из-за этого страдает туризм как таковой и спортивный в частности, поскольку отсутствует система подготовки кадров: гидов, проводников, инструкторов… В принципе, найти таких людей можно, они  есть в городе. Желающий найдёт.

DCIM100MEDIA

DCIM100MEDIA  Фото здесь и на миниатюре — суточный поход в карьер около села Смородино, апрель 2017

Какие меры безопасности, в том числе пожарной, должен соблюдать каждый турист?

-Наверное, те же самые простые элементы безопасности, которые мы применяем здесь, в быту: не баловаться спичками, курить в определённых местах, окурки за собой не бросать, не затаптывать… Но  на мой взгляд, любой среднестатистический молодой человек в природной среде равняется уже чрезвычайной ситуации, поскольку их никто не готовит к этому, они не знают условия поведения. Мальчишки – да и молодёжь постарше – когда они выезжают в лес, на поле, на луг, в большинстве своём орут, кричат, бесятся. Это не является нормой поведения. И зачастую эта неадекватность становится причинами пожарных ситуаций. Если даже глобально посмотреть, за прошедшие лет пять или больше, по маршрутам, которые мы проходили. Как только уходишь в глубину лесного массива и так далее, ситуация более-менее  ровная и правильная. Как только ты выходишь в сторону жилищ, или, в частности, транспортных артерий, трасс, дорог, железнодорожных путей – сразу же начинается железнодорожных путей – сразу же начинаются эти очаги. Остатки сгоревших лесов, пожаров… То есть, это однозначно человеческий фактор. Это люди, которые не контролируют своё поведение. Бросают окурки, поджигают траву. От себя могу сказать – мы только сейчас вернулись из лесов Марий Эл, весна сухая. Даже валежник, как порох сухой. Перед тем как развести костёр, отгребаем листву, иногда и дёрн. Я бы свидетелем того, как неаккуратно брошенный окурок за несколько минут привёл к огромной площади пожара, который тушили почти 30 человек несколько часов. Это началось при нас, и закончилось при нас. Я был удивлён, насколько всё может выйти из-под контроля. Ну, и завершающая фаза. Все мы любим посидеть у костра, подолгу. Очень большие костры я не приветствую. После всего этого огневого пиршества необходимо костёр либо потушить, залить водой, либо закопать.

Вопрос, смежный с предыдущим – расскажите об экологических правилах в походе.

— Самое интересное, что меня этому никто не учил, кроме ныне покойного Виктора Новосёлова. Они для меня складываются в несколько моментов. Первое – куда бы я ни пришёл, и откуда бы я ни ушёл – я ничего не приношу лишнего в природную среду, никакого мусора, и если уж такое случилось, то мы там ничего за собой не оставляем, зачастую убираем места ночёвок, где отдыхаем. Если брать простые походы по нашему региону  мы приносим металлические банки обратно в город. Там мы ничего не закапываем, ничего не выбрасываем, не прячем. Всё то, что нельзя сжечь, как полиэтилен и бумагу, складывается в пакетик и забирается с собой. Это не сложно, это доступно. Этим мы занимаемся давно. К экологическим правилам я бы отнёс и другое. Сейчас мы как – увидели букашку, надо оторвать лапу, посмотреть, какие там глаза, нос, рот… Я сызмальства, когда ездили с отцом косить траву, и я охранял транспорт, ловил бабочек, пауков, но у меня не было зверских повадок. Молодёжь сейчас какая-то варварская. Если нашли ящерку, то все собираются, чтоб поймать, оторвать хвост, разинуть пасть, посмотреть, что там внутри… Это касается всех бабочек, птиц и так далее. Поведение требуется обратное – тишина, наблюдение. Это гораздо и полезнее, и правильнее. Ты – гость в этой среде, хоть и – в кавычках – «хозяин планеты». Надо беречь. То же касается деревьев, кустов, которые нещадно вырубаются. Есть и до сих пор среди туристов те, кто вырубает ельник, чтобы сделать себе подстилку из еловых лап зимой. Это крайне неподготовленный народ. Дома нужно чуть-чуть подготовиться. То же касается водных источников. В Марий Эл сейчас все озёра наполнены паводковой водой – она чистейшая, прозрачная, видно небо. И какое же удивление, когда народ восхищается – да, красиво – и в то же время идёт мыть посуду. Хотя это можно сделать это около костра! И все присказки, что это органика, что рыбки всё съедят… Да, возможно, оно и уйдёт, но те, кто придут через час после тебя – всё будет таким же грязным, с объедками. Около водных источников, особенно родников, нельзя ничего мыть, стирать, использовать щелочные средства. У источников нужно набирать воду. Нужно беречь.

Поделитесь впечатлениями о Вашем последнем походе.

Ofccb9UfNq8

Фото Стаса Кушманцева, Марий Эл 2017

 

— Я давно мечтал попасть в Марий Эл, года три-четыре. Но не складывалось – то с народом, то со временем, то ещё какие-нибудь проблемы. В этом году нам удалось. Мы побывали в междуречье Большой и Малой Кокшага. Это низинный район, хотя есть и пересечёнка. Очень похоже на Чувашию, в которой я тоже был. Район очень красивый, особенно южная часть, которая прилегает к трассе Йошкар-Ола – Новочебоксарск. Ели, можжевельник… К сожалению, вся западная от Йошкар-Олы часть сгорела. Это удручающее зрелище. Обгоревшие берёзы, сосны. Природа, конечно, понемногу восстанавливает – пошёл березняк.  Конечно, это надолго, 10-15 лет понадобится. Тем не менее, район понравился. Было две реки, если не считать Кокшагу. Было много озёр. Каждое озеро своеобразное, не похоже на другое. Два озера были похоже на маленькое Чёрное море – сильный ветер, большая волна. Озеро Карась, к сожалению, застроили. А так оно красивенькое, круглое. У озера Мартын обгорели берега, выглядит не превосходно. Понравилось Малое и Большое Степанкино. Это россыпь озёр. С высоты птичьего полёта похоже на медвежью лапу. Интересные перешейки, березнячки, сосёнки. Там даже удалось порыбачить. Поймали жёлтых, даже не жёлтых, а каких-то бордовых карасей с чёрными плавничками. Район красивый, несложный. Болота, которые нас так пугали, оказались вполне проходимыми. Подснежники нас радовали ежедневно. Много птиц – водоплавающих, хищных, певчих. Встречали глухарей, уток, лебедей… Гадюк видели, ужей, жаб… В первый раз увидел медвежьи следы. Народу очень понравилось. Я бы посоветовал туда сходить.

Спасибо Вам огромное, Стас Иванович!

— Не за что!